Новости сайта

Пустошь. Часть 3.2 Лабиринты добровольных иллюзий.

Вначале несколько слов читателям. Извините за задержку. Текст этой части был на старом винчестере, а его пришлось отключить. В новом системнике не было куда, пришлось ждать пока появится подходящий "карман". Теперь вернемся в мир "Пустоши".

Наш мир это лабиринт.

Мы по нему идем с завязанными глазами и в смирительных рубашках.

Надежд мало. Если вообще есть...

Как и выхода. Он вообще не предвидится...

"Остановите Землю я сойду"?

Это тоже не выход. Это бегство. От страха принимать решения.

В этой части я вас познакомлю с семьей главной героини. "Давно было пора". Может это поможет вам лучше понять ее внутренний мир... А может еще больше запутает. Посмотрим. Эта часть будет на вид даже слишком нормальной. Это еще не конец и даже не середина пути. Ждите продолжения. Ваша Инари -Тенко. Повторюсь: Все происходящее в тесте является вымыслом и никакого отношения к моей личной жизни не имеет. Для примера заполнения я использую «Алису в стране Чудес». Только потому, что все ее читали. Или есть такие, кто ее не читал?
1. Имя папы героини Пример: Генри
2. Имя мамы героини Пример: Лорина
3. Любимый не алкогольный напиток папы Пример: кофе
4. Любимый не алкогольный напиток мамы Пример: чай
5. Любимый десерт папы Пример: сандвич, бутерброд, яблоко, шарлотку
6. Любимый десерт мамы Пример: сандвич, бутерброд, яблоко, шарлотку
7. Назови свой любимый город. Пример: Лондона
8. Твоя любимая книга. "Алиса в стране чудес".

Автор: Інарі-Тенко. (狐 帝)> V фон Фокс.

B Gata H Kei (перевод нужен?) Я - "серый кардинал" этого сайта. Это шутка. А может и нет. Кто же его знает... Всех хочу предупредить. У меня есть та самая тетрадочка, куда я вношу список шкодников. "Death Note" Очень полезная тетрадочка. Перефразирую Ришелье: Это нужно не мне — это нужно сайту. Я ...

Комментарии

  1. И вот что получилось в результате:
    «Госпожа Ритен? С Вами все в порядке?»

    «О да, не беспокойтесь. Я в полном порядке. Так в чем же состоит наш научный метод исцеления психических больных? В разрушении. Мы разрушаем их внутренний мир, уничтожаем связи, силой выдавливаем из них иное видение. Зачем? Чтобы сделать их нормальными? Но ведь нормальных людей нет в природе. Это первое, чему Вы меня научили на своих лекциях. А сколько пациентов вы превращаете в «растения»? Конечно, после подобных методов они становятся не опасными для общества, но они не перестают быть обузой. Я уже молчу о пользе.»

    Ответом мне послужило молчание. Три пары бездонных, темных глаз смотрели на меня. Строго, с искрой внутренней борьбы… Они пытались найти брешь в моем высказывании.

    «Госпожа Ритен? С Вами все в порядке?

    Вас хотят видеть в приемной…»

    Это были необычные гости…

    Племянник Джон и его жена Лейс привезли свою дочурку. Что-то с ней было такое, с чем не могли справиться другие специалисты моего профиля.

    В сопроводительном письме значилось, что девочка была помещена на стационар и не проявляла никакой агрессии до припадка, во время которого она устроила в холле их заведения масштабный погром. Чем был вызван припадок – врачи затруднялись ответить. Видимых предпосылок не было. В больнице, незадолго до припадка с ней никто не контактировал. И вообще не контактировал. Это было просто невозможно. Девочка была настолько замкнута, что не реагировала на речь персонала. Совсем.

    Мелисса, моя секретарша завела их в приемную. Мне не хотелось принимать их в кабинете, ведь они были частью моей семьи, поэтому мы расположились на креслах вокруг журнального столика.

    Разговор ожидался трудным.

    — Что вы будете пить?

    — Я буду кофе. – сказал мой племянник.

    — А мне рэдбул, — сказала его спутница.

    Мелисса с кивком вышла.

    До прихода напитков и закусок разговор было бы начинать бестактно, тем более, что родня только приехала. Я смотрела на них, на их глаза, движения рук… То, как они нервно бросали взгляды друг на друга. Мне было понятно, кто сидел напротив. Даже, если бы я ничего не знала о своей родне…

    Типичные карьеристы… Нервные движения локтями, бегающие взгляды и напряжение.

    Постоянное напряжение.

    Постоянная неудовлетворенность и постоянные депрессии.

    Было ли у них время на воспитание?

    Скорее тут бы подошло – как у них получилось завести ребенка?

    Моя секретарша занесла поднос с напитками и тарелки с десертами, сандвичами и фруктами.

    Племянник, конечно, взял шаурму, а его жена шоколад.

    Законы приличия были соблюдены и племянник начал разговор. Он долго рассказывал о своей карьере. О невозможности много времени проводить в кругу семьи и своих командировках по стране. Потом рассказал, что его жена тоже ведет схожий образ жизни, хоть ее поездки редко когда выходят за пределы Москвы…

    Их разговоры всегда касались карьеры… Они жили карьерой. Боготворили карьеру. Жертвовали всем ради карьеры.

    Это им, а не девочке нужно было лечение.

    На стол легла старая потрепанная книга в самодельном кожаном футляре.

    Колобок.

    Мне вспомнилось, что такая была и в моей библиотеке… Как же давно это было. Сколько с ней связано воспоминаний…

    Это — единственный ключ, единственная надежда проникнуть во внутренний мир моей двоюродной внучки… И как хорошо, что они ее не уничтожили. Это ведь было так легко… Бросить в мусоропровод или в огонь.

    Но отдавать ее прямо сейчас тоже не стоило. Девочка просто бы закрылась в себе, порвала бы все связи с окружающим миром.

    Так что эта книга покамест полежит в моем сейфе…

  2. «Госпожа Ритен? С Вами все в порядке?»

    «О да, не беспокойтесь. Я в полном порядке. Так в чем же состоит наш научный метод исцеления психических больных? В разрушении. Мы разрушаем их внутренний мир, уничтожаем связи, силой выдавливаем из них иное видение. Зачем? Чтобы сделать их нормальными? Но ведь нормальных людей нет в природе. Это первое, чему Вы меня научили на своих лекциях. А сколько пациентов вы превращаете в «растения»? Конечно, после подобных методов они становятся не опасными для общества, но они не перестают быть обузой. Я уже молчу о пользе.»

    Ответом мне послужило молчание. Три пары бездонных, темных глаз смотрели на меня. Строго, с искрой внутренней борьбы… Они пытались найти брешь в моем высказывании.

    «Госпожа Ритен? С Вами все в порядке?

    Вас хотят видеть в приемной…»

    Это были необычные гости…

    Племянник Лорд и его жена Мэри привезли свою дочурку. Что-то с ней было такое, с чем не могли справиться другие специалисты моего профиля.

    В сопроводительном письме значилось, что девочка была помещена на стационар и не проявляла никакой агрессии до припадка, во время которого она устроила в холле их заведения масштабный погром. Чем был вызван припадок – врачи затруднялись ответить. Видимых предпосылок не было. В больнице, незадолго до припадка с ней никто не контактировал. И вообще не контактировал. Это было просто невозможно. Девочка была настолько замкнута, что не реагировала на речь персонала. Совсем.

    Мелисса, моя секретарша завела их в приемную. Мне не хотелось принимать их в кабинете, ведь они были частью моей семьи, поэтому мы расположились на креслах вокруг журнального столика.

    Разговор ожидался трудным.

    — Что вы будете пить?

    — Я буду пепси . – сказал мой племянник.

    — А мне кофеек, — сказала его спутница.

    Мелисса с кивком вышла.

    До прихода напитков и закусок разговор было бы начинать бестактно, тем более, что родня только приехала. Я смотрела на них, на их глаза, движения рук… То, как они нервно бросали взгляды друг на друга. Мне было понятно, кто сидел напротив. Даже, если бы я ничего не знала о своей родне…

    Типичные карьеристы… Нервные движения локтями, бегающие взгляды и напряжение.

    Постоянное напряжение.

    Постоянная неудовлетворенность и постоянные депрессии.

    Было ли у них время на воспитание?

    Скорее тут бы подошло – как у них получилось завести ребенка?

    Моя секретарша занесла поднос с напитками и тарелки с десертами, сандвичами и фруктами.

    Племянник, конечно, взял бургер, а его жена сэндвич.

    Законы приличия были соблюдены и племянник начал разговор. Он долго рассказывал о своей карьере. О невозможности много времени проводить в кругу семьи и своих командировках по стране. Потом рассказал, что его жена тоже ведет схожий образ жизни, хоть ее поездки редко когда выходят за пределы Токио…

    Их разговоры всегда касались карьеры… Они жили карьерой. Боготворили карьеру. Жертвовали всем ради карьеры.

    Это им, а не девочке нужно было лечение.

    На стол легла старая потрепанная книга в самодельном кожаном футляре.

    Гарри Поттер.

    Мне вспомнилось, что такая была и в моей библиотеке… Как же давно это было. Сколько с ней связано воспоминаний…

    Это — единственный ключ, единственная надежда проникнуть во внутренний мир моей двоюродной внучки… И как хорошо, что они ее не уничтожили. Это ведь было так легко… Бросить в мусоропровод или в огонь.

    Но отдавать ее прямо сейчас тоже не стоило. Девочка просто бы закрылась в себе, порвала бы все связи с окружающим миром.

    Так что эта книга покамест полежит в моем сейфе…
    —————
    +3, мне понравилось:3

  3. Ну такое… От Инари я ожидала большего. +2

  4. «Госпожа Ритен? С Вами все в порядке?»

    «О да, не беспокойтесь. Я в полном порядке. Так в чем же состоит наш научный метод исцеления психических больных? В разрушении. Мы разрушаем их внутренний мир, уничтожаем связи, силой выдавливаем из них иное видение. Зачем? Чтобы сделать их нормальными? Но ведь нормальных людей нет в природе. Это первое, чему Вы меня научили на своих лекциях. А сколько пациентов вы превращаете в «растения»? Конечно, после подобных методов они становятся не опасными для общества, но они не перестают быть обузой. Я уже молчу о пользе.»

    Ответом мне послужило молчание. Три пары бездонных, темных глаз смотрели на меня. Строго, с искрой внутренней борьбы… Они пытались найти брешь в моем высказывании.

    «Госпожа Ритен? С Вами все в порядке?

    Вас хотят видеть в приемной…»

    Это были необычные гости…

    Племянник Денис и его жена Мария привезли свою дочурку. Что-то с ней было такое, с чем не могли справиться другие специалисты моего профиля.

    В сопроводительном письме значилось, что девочка была помещена на стационар и не проявляла никакой агрессии до припадка, во время которого она устроила в холле их заведения масштабный погром. Чем был вызван припадок – врачи затруднялись ответить. Видимых предпосылок не было. В больнице, незадолго до припадка с ней никто не контактировал. И вообще не контактировал. Это было просто невозможно. Девочка была настолько замкнута, что не реагировала на речь персонала. Совсем.

    Мелисса, моя секретарша завела их в приемную. Мне не хотелось принимать их в кабинете, ведь они были частью моей семьи, поэтому мы расположились на креслах вокруг журнального столика.

    Разговор ожидался трудным.

    — Что вы будете пить?

    — Я буду чай. – сказал мой племянник.

    — А мне сок , — сказала его спутница.

    Мелисса с кивком вышла.

    До прихода напитков и закусок разговор было бы начинать бестактно, тем более, что родня только приехала. Я смотрела на них, на их глаза, движения рук… То, как они нервно бросали взгляды друг на друга. Мне было понятно, кто сидел напротив. Даже, если бы я ничего не знала о своей родне…

    Типичные карьеристы… Нервные движения локтями, бегающие взгляды и напряжение.

    Постоянное напряжение.

    Постоянная неудовлетворенность и постоянные депрессии.

    Было ли у них время на воспитание?

    Скорее тут бы подошло – как у них получилось завести ребенка?

    Моя секретарша занесла поднос с напитками и тарелки с десертами, сандвичами и фруктами.

    Племянник, конечно, взял оливье , а его жена зефир .

    Законы приличия были соблюдены и племянник начал разговор. Он долго рассказывал о своей карьере. О невозможности много времени проводить в кругу семьи и своих командировках по стране. Потом рассказал, что его жена тоже ведет схожий образ жизни, хоть ее поездки редко когда выходят за пределы Дерри…

    Их разговоры всегда касались карьеры… Они жили карьерой. Боготворили карьеру. Жертвовали всем ради карьеры.

    Это им, а не девочке нужно было лечение.

    На стол легла старая потрепанная книга в самодельном кожаном футляре.

    «Оно».

    Мне вспомнилось, что такая была и в моей библиотеке… Как же давно это было. Сколько с ней связано воспоминаний…

    Это — единственный ключ, единственная надежда проникнуть во внутренний мир моей двоюродной внучки… И как хорошо, что они ее не уничтожили. Это ведь было так легко… Бросить в мусоропровод или в огонь.

    Но отдавать ее прямо сейчас тоже не стоило. Девочка просто бы закрылась в себе, порвала бы все связи с окружающим миром.

    Так что эта книга покамест полежит в моем сейфе…

  5. Я не читала Алису в стране чудес
    Я нашлась,ничего особеного

  6. Молодец,молодец,молодец!!Очень хорошо.+3

  7. Очень интересно, +3.

  8. «Госпожа Ритен? С Вами все в порядке?»

    «О да, не беспокойтесь. Я в полном порядке. Так в чем же состоит наш научный метод исцеления психических больных? В разрушении. Мы разрушаем их внутренний мир, уничтожаем связи, силой выдавливаем из них иное видение. Зачем? Чтобы сделать их нормальными? Но ведь нормальных людей нет в природе. Это первое, чему Вы меня научили на своих лекциях. А сколько пациентов вы превращаете в «растения»? Конечно, после подобных методов они становятся не опасными для общества, но они не перестают быть обузой. Я уже молчу о пользе.»

    Ответом мне послужило молчание. Три пары бездонных, темных глаз смотрели на меня. Строго, с искрой внутренней борьбы… Они пытались найти брешь в моем высказывании.

    «Госпожа Ритен? С Вами все в порядке?

    Вас хотят видеть в приемной…»

    Это были необычные гости…

    Племянник Аландр и его жена Майя привезли свою дочурку. Что-то с ней было такое, с чем не могли справиться другие специалисты моего профиля.

    В сопроводительном письме значилось, что девочка была помещена на стационар и не проявляла никакой агрессии до припадка, во время которого она устроила в холле их заведения масштабный погром. Чем был вызван припадок – врачи затруднялись ответить. Видимых предпосылок не было. В больнице, незадолго до припадка с ней никто не контактировал. И вообще не контактировал. Это было просто невозможно. Девочка была настолько замкнута, что не реагировала на речь персонала. Совсем.

    Мелисса, моя секретарша завела их в приемную. Мне не хотелось принимать их в кабинете, ведь они были частью моей семьи, поэтому мы расположились на креслах вокруг журнального столика.

    Разговор ожидался трудным.

    — Что вы будете пить?

    — Я буду какао. – сказал мой племянник.

    — А мне кофе, — сказала его спутница.

    Мелисса с кивком вышла.

    До прихода напитков и закусок разговор было бы начинать бестактно, тем более, что родня только приехала. Я смотрела на них, на их глаза, движения рук… То, как они нервно бросали взгляды друг на друга. Мне было понятно, кто сидел напротив. Даже, если бы я ничего не знала о своей родне…

    Типичные карьеристы… Нервные движения локтями, бегающие взгляды и напряжение.

    Постоянное напряжение.

    Постоянная неудовлетворенность и постоянные депрессии.

    Было ли у них время на воспитание?

    Скорее тут бы подошло – как у них получилось завести ребенка?

    Моя секретарша занесла поднос с напитками и тарелки с десертами, сандвичами и фруктами.

    Племянник, конечно, взял эклеры, а его жена безе.

    Законы приличия были соблюдены и племянник начал разговор. Он долго рассказывал о своей карьере. О невозможности много времени проводить в кругу семьи и своих командировках по стране. Потом рассказал, что его жена тоже ведет схожий образ жизни, хоть ее поездки редко когда выходят за пределы Токио…

    Их разговоры всегда касались карьеры… Они жили карьерой. Боготворили карьеру. Жертвовали всем ради карьеры.

    Это им, а не девочке нужно было лечение.

    На стол легла старая потрепанная книга в самодельном кожаном футляре.

    «За миллиард лет до конца света».

    Мне вспомнилось, что такая была и в моей библиотеке… Как же давно это было. Сколько с ней связано воспоминаний…

    Это — единственный ключ, единственная надежда проникнуть во внутренний мир моей двоюродной внучки… И как хорошо, что они ее не уничтожили. Это ведь было так легко… Бросить в мусоропровод или в огонь.

    Но отдавать ее прямо сейчас тоже не стоило. Девочка просто бы закрылась в себе, порвала бы все связи с окружающим миром.

    Так что эта книга покамест полежит в моем сейфе…

    ~~~~~~~~~

    Это… шедевр. +3

Добавить комментарий