Прикольные тесты

Приём у врача

1. Охарактеризуй одним прилагательным своего любимого персонажа книги / фильма / другого фэндома женского пола: Пример: приветливая, молодая
2. Строчка из твоей любимой песни: Пример: I can’t take no more, no more, no more, no more!
3. Число от 3 до 7:
4. Сколько обычно бывает уроков у тебя в школе?
5. Что ты обычно ешь на завтрак? Пример: кашу, запеканку
6. Какое мероприятие устраивают в вашей школе на Новый год? Пример: классный час, дискотеку
7. Какую часть тела ты в последний раз ломала / сильно повреждала? Пример: нос, руку
8. Как часто ты убираешься в комнате? Пример: каждый день, раз в неделю
9. Твои имя и фамилия: Пример: Комова Мария

Еще тесты:

Комментариев: 49

  1. Ты подошла к входу в кабинет врача и осторожно постучались. Дверь открыла молодая тётенька лет 20. Она внимательно смерила тебя взглядом и произнесла: «Проходите». Вы молча последовали за ней.

    Женщина села за компьютер и задумчиво спросила: «Так-с… На какое время Вы у меня записаны?» «На 12:45.» «Хорошо. А как ваше имя?» «Софья Наркомановна.» «Софья Наркомановна…» — она застучала пальцами по клавиатуре, напевая себе под нос: «._.…» Когда щёлканье клавиш стихло, врач посмотрела на тебя и задала очередной вопрос: «На что жалуетесь?» «Вот здесь болит», — указала ты на Коленку. «Как долго?» «Дней 6 уже», — подумав, ответила ты. «Интересно… Расскажите-ка мне, а что Вы делали накануне того, как начало болеть?» «Нуу…», — ты задумалась, вспоминая тот день. — «Я проснулась, встала, позавтракала, а потом пошла в школу на Классный час ». «А подавали ли там что-нибудь съестное?» «Да, Кашу». «И Вы ели?» «Конечно! Так вкусно было!»

    «Понятно…» — женщина снова начала что-то печатать на компьютере. Потом она распечатала это на листе, поставила на него штамп и подала тебе. «Итак, Софья Наркомановна. Вам категорически нельзя есть то самое блюдо — Кашу. И спите подольше — в 6 часов утра, как некоторые, не вставайте. Вам нужен отдых. И Коленку обязательно мыть раз в месяц. Вот и всё. До свидания».

    «До свидания!» — вежливо попрощалась ты с врачом и вышла из кабинета.

    🗿…

  2. Ты подошла к входу в кабинет врача и осторожно постучались. Дверь открыла Брутальная тётенька лет 60. Она внимательно смерила тебя взглядом и произнесла: «Проходите». Вы молча последовали за ней.

    Женщина села за компьютер и задумчиво спросила: «Так-с… На какое время Вы у меня записаны?» «На 16:45.» «Хорошо. А как ваше имя?» «МАРИХУАНОВНА АНТРУНЕЦКАЯ .» «МАРИХУАНОВНА АНТРУНЕЦКАЯ …» — она застучала пальцами по клавиатуре, напевая себе под нос: «Я НЕ КАСАЛСЯ ПИСИ КОЗЛА …» Когда щёлканье клавиш стихло, врач посмотрела на тебя и задала очередной вопрос: «На что жалуетесь?» «Вот здесь болит», — указала ты на ДРАГОЦЕННОЕ ВРЕМЯ . «Как долго?» «Дней 7 уже», — подумав, ответила ты. «Интересно… Расскажите-ка мне, а что Вы делали накануне того, как начало болеть?» «Нуу…», — ты задумалась, вспоминая тот день. — «Я проснулась, встала, позавтракала, а потом пошла в школу на ВЕЧЕРИНКУ ». «А подавали ли там что-нибудь съестное?» «Да, РАЗНОПЛАНОВУЮ ПИЩУ». «И Вы ели?» «Конечно! Так вкусно было!»

    «Понятно…» — женщина снова начала что-то печатать на компьютере. Потом она распечатала это на листе, поставила на него штамп и подала тебе. «Итак, МАРИХУАНОВНА АНТРУНЕЦКАЯ . Вам категорически нельзя есть то самое блюдо — РАЗНОПЛАНОВУЮ ПИЩУ. И спите подольше — в 7 часов утра, как некоторые, не вставайте. Вам нужен отдых. И ДРАГОЦЕННОЕ ВРЕМЯ обязательно мыть КОГДА ВСТАВЛЯЕТ . Вот и всё. До свидания».

    «До свидания!» — вежливо попрощалась ты с врачом и вышла из кабинета.

  3. Ты подошла к входу в кабинет врача и осторожно постучались. Дверь открыла спокойная тётенька лет 60. Она внимательно смерила тебя взглядом и произнесла: «Проходите». Вы молча последовали за ней.

    Женщина села за компьютер и задумчиво спросила: «Так-с… На какое время Вы у меня записаны?» «На 16:45.» «Хорошо. А как ваше имя?» «Бездомный Толя.» «Бездомный Толя…» — она застучала пальцами по клавиатуре, напевая себе под нос: «безумно можно быть пееееервым…» Когда щёлканье клавиш стихло, врач посмотрела на тебя и задала очередной вопрос: «На что жалуетесь?» «Вот здесь болит», — указала ты на язык. «Как долго?» «Дней 7 уже», — подумав, ответила ты. «Интересно… Расскажите-ка мне, а что Вы делали накануне того, как начало болеть?» «Нуу…», — ты задумалась, вспоминая тот день. — «Я проснулась, встала, позавтракала, а потом пошла в школу на смерть». «А подавали ли там что-нибудь съестное?» «Да, хлопья с молоком». «И Вы ели?» «Конечно! Так вкусно было!»

    «Понятно…» — женщина снова начала что-то печатать на компьютере. Потом она распечатала это на листе, поставила на него штамп и подала тебе. «Итак, Бездомный Толя. Вам категорически нельзя есть то самое блюдо — хлопья с молоком. И спите подольше — в 7 часов утра, как некоторые, не вставайте. Вам нужен отдых. И язык обязательно мыть редко. Вот и всё. До свидания».

    «До свидания!» — вежливо попрощалась ты с врачом и вышла из кабинета.

  4. Ты подошла к входу в кабинет врача и осторожно постучались. Дверь открыла стрёмная тётенька лет 50. Она внимательно смерила тебя взглядом и произнесла: «Проходите». Вы молча последовали за ней.

    Женщина села за компьютер и задумчиво спросила: «Так-с… На какое время Вы у меня записаны?» «На 15:45.» «Хорошо. А как ваше имя?» «Жанна.» «Жанна…» — она застучала пальцами по клавиатуре, напевая себе под нос: «In my mind, in my head, this is where we all came from…» Когда щёлканье клавиш стихло, врач посмотрела на тебя и задала очередной вопрос: «На что жалуетесь?» «Вот здесь болит», — указала ты на ногу. «Как долго?» «Дней 7 уже», — подумав, ответила ты. «Интересно… Расскажите-ка мне, а что Вы делали накануне того, как начало болеть?» «Нуу…», — ты задумалась, вспоминая тот день. — «Я проснулась, встала, позавтракала, а потом пошла в школу на утренник». «А подавали ли там что-нибудь съестное?» «Да, бургер». «И Вы ели?» «Конечно! Так вкусно было!»

    «Понятно…» — женщина снова начала что-то печатать на компьютере. Потом она распечатала это на листе, поставила на него штамп и подала тебе. «Итак, Жанна. Вам категорически нельзя есть то самое блюдо — бургер. И спите подольше — в 7 часов утра, как некоторые, не вставайте. Вам нужен отдых. И ногу обязательно мыть когда появляется ревизор в облике моей мамы. Вот и всё. До свидания».

    «До свидания!» — вежливо попрощалась ты с врачом и вышла из кабинета.

  5. И вот что получилось в результате:

    Ты подошла к входу в кабинет врача и осторожно постучались. Дверь открыла Немеого Crazy тётенька лет 50. Она внимательно смерила тебя взглядом и произнесла: «Проходите». Вы молча последовали за ней.

    Женщина села за компьютер и задумчиво спросила: «Так-с… На какое время Вы у меня записаны?» «На 15:45.» «Хорошо. А как ваше имя?» «Мадина. А вот и не скажу фамилию. Не в загсе. Нефиг фамильничать!.» «Мадина. А вот и не скажу фамилию. Не в загсе. Нефиг фамильничать!…» — она застучала пальцами по клавиатуре, напевая себе под нос: «Часы назад в этом городе утро. глаза в глаза не нарушит молчание я проведу рукой по волосам по Взлётная полосам. бежать навстречу я к тебе буду всему перечить не верю ни слову. звонки польются Вдоль по проводам по Взлётным полосам. За окнами аэропорта всех в любой стране В любое время года я буду ждать твои часы и прилёта пока сердце бьется. За окнами аэропорта всех сердца уносит в Небо самолеты.…» Когда щёлканье клавиш стихло, врач посмотрела на тебя и задала очередной вопрос: «На что жалуетесь?» «Вот здесь болит», — указала ты на Плечё. «Как долго?» «Дней 7 уже», — подумав, ответила ты. «Интересно… Расскажите-ка мне, а что Вы делали накануне того, как начало болеть?» «Нуу…», —  ты задумалась, вспоминая тот день. — «Я проснулась, встала, позавтракала, а потом пошла в школу на Хоровод и тусовка». «А подавали ли там что-нибудь съестное?» «Да, Овсянка сэр». «И Вы ели?» «Конечно! Так вкусно было!»

    «Понятно…» — женщина снова начала что-то печатать на компьютере. Потом она распечатала это на листе, поставила на него штамп и подала тебе. «Итак, Мадина. А вот и не скажу фамилию. Не в загсе. Нефиг фамильничать!. Вам категорически нельзя есть то самое блюдо — Овсянка сэр. И спите подольше — в 7 часов утра, как некоторые, не вставайте. Вам нужен отдых. И Плечё обязательно мыть 3 раза в неделю. Вот и всё. До свидания».

    «До свидания!» — вежливо попрощалась ты с врачом и вышла из кабинета.

  6. Ты подошла к входу в кабинет врача и осторожно постучались. Дверь открыла Крутая,умная тётенька лет 50. Она внимательно смерила тебя взглядом и произнесла: «Проходите». Вы молча последовали за ней.

    Женщина села за компьютер и задумчиво спросила: «Так-с… На какое время Вы у меня записаны?» «На 15:45.» «Хорошо. А как ваше имя?» «Рози Нидс.» «Рози Нидс…» — она застучала пальцами по клавиатуре, напевая себе под нос: «i’m a bad girlfrend i’m a badgirlfrend…» Когда щёлканье клавиш стихло, врач посмотрела на тебя и задала очередной вопрос: «На что жалуетесь?» «Вот здесь болит», — указала ты на коленку. «Как долго?» «Дней 666 уже», — подумав, ответила ты. «Интересно… Расскажите-ка мне, а что Вы делали накануне того, как начало болеть?» «Нуу…», — ты задумалась, вспоминая тот день. — «Я проснулась, встала, позавтракала, а потом пошла в школу на ничего U-U». «А подавали ли там что-нибудь съестное?» «Да, макарошки». «И Вы ели?» «Конечно! Так вкусно было!»

    «Понятно…» — женщина снова начала что-то печатать на компьютере. Потом она распечатала это на листе, поставила на него штамп и подала тебе. «Итак, Рози Нидс. Вам категорически нельзя есть то самое блюдо — макарошки. И спите подольше — в 666 часов утра, как некоторые, не вставайте. Вам нужен отдых. И коленку обязательно мыть никогда. Вот и всё. До свидания».

    «До свидания!» — вежливо попрощалась ты с врачом и вышла из кабинета.+3 вообщем тест норм)

  7. И вот что получилось в результате:
    Ты подошла к входу в кабинет врача и осторожно постучались. Дверь открыла Злая, очень злая тётенька лет 60. Она внимательно смерила тебя взглядом и произнесла: «Проходите». Вы молча последовали за ней.

    Женщина села за компьютер и задумчиво спросила: «Так-с… На какое время Вы у меня записаны?» «На 16:45.» «Хорошо. А как ваше имя?» «Той Чика.» «Той Чика…» — она застучала пальцами по клавиатуре, напевая себе под нос: «Я оживу и тебя здесь найду!…» Когда щёлканье клавиш стихло, врач посмотрела на тебя и задала очередной вопрос: «На что жалуетесь?» «Вот здесь болит», — указала ты на Ранила палец. «Как долго?» «Дней 1000000 уже», — подумав, ответила ты. «Интересно… Расскажите-ка мне, а что Вы делали накануне того, как начало болеть?» «Нуу…», — ты задумалась, вспоминая тот день. — «Я проснулась, встала, позавтракала, а потом пошла в школу на Дискач». «А подавали ли там что-нибудь съестное?» «Да, Говно». «И Вы ели?» «Конечно! Так вкусно было!»

    «Понятно…» — женщина снова начала что-то печатать на компьютере. Потом она распечатала это на листе, поставила на него штамп и подала тебе. «Итак, Той Чика. Вам категорически нельзя есть то самое блюдо — Говно. И спите подольше — в 1000000 часов утра, как некоторые, не вставайте. Вам нужен отдых. И Ранила палец обязательно мыть Редко. Вот и всё. До свидания».

    «До свидания!» — вежливо попрощалась ты с врачом и вышла из кабинета.

  8. И вот что получилось в результате:
    Ты подошла к входу в кабинет врача и осторожно постучались. Дверь открыла Молодая тётенька лет 30. Она внимательно смерила тебя взглядом и произнесла: «Проходите». Вы молча последовали за ней.

    Женщина села за компьютер и задумчиво спросила: «Так-с… На какое время Вы у меня записаны?» «На 13:45.» «Хорошо. А как ваше имя?» «Вареникова София.» «Вареникова София…» — она застучала пальцами по клавиатуре, напевая себе под нос: «I don’t wan’t to be you any more”…» Когда щёлканье клавиш стихло, врач посмотрела на тебя и задала очередной вопрос: «На что жалуетесь?» «Вот здесь болит», — указала ты на Попу. «Как долго?» «Дней 5 уже», — подумав, ответила ты. «Интересно… Расскажите-ка мне, а что Вы делали накануне того, как начало болеть?» «Нуу…», — ты задумалась, вспоминая тот день. — «Я проснулась, встала, позавтракала, а потом пошла в школу на Ёлку». «А подавали ли там что-нибудь съестное?» «Да, Йогурт». «И Вы ели?» «Конечно! Так вкусно было!»

    «Понятно…» — женщина снова начала что-то печатать на компьютере. Потом она распечатала это на листе, поставила на него штамп и подала тебе. «Итак, Вареникова София. Вам категорически нельзя есть то самое блюдо — Йогурт. И спите подольше — в 5 часов утра, как некоторые, не вставайте. Вам нужен отдых. И Попу обязательно мыть Каждый день. Вот и всё. До свидания».

    «До свидания!» — вежливо попрощалась ты с врачом и вышла из кабинета.

  9. Ты подошла к входу в кабинет врача и осторожно постучались. Дверь открыла тупой тётенька лет 30. Она внимательно смерила тебя взглядом и произнесла: «Проходите». Вы молча последовали за ней.

    Женщина села за компьютер и задумчиво спросила: «Так-с… На какое время Вы у меня записаны?» «На 13:45.» «Хорошо. А как ваше имя?» «Я .» «Я …» — она застучала пальцами по клавиатуре, напевая себе под нос: «чувак, тебе 45 лет. пойди и найди рабооооотууу…» Когда щёлканье клавиш стихло, врач посмотрела на тебя и задала очередной вопрос: «На что жалуетесь?» «Вот здесь болит», — указала ты на ногу. «Как долго?» «Дней 7 уже», — подумав, ответила ты. «Интересно… Расскажите-ка мне, а что Вы делали накануне того, как начало болеть?» «Нуу…», — ты задумалась, вспоминая тот день. — «Я проснулась, встала, позавтракала, а потом пошла в школу на утренник с аниматорами для первоклашек. а затем дискотека с тупыми песнями, «которые любят подростки», на которую никто не ходит, кроме пятиклассников. ». «А подавали ли там что-нибудь съестное?» «Да, борщец». «И Вы ели?» «Конечно! Так вкусно было!»

    «Понятно…» — женщина снова начала что-то печатать на компьютере. Потом она распечатала это на листе, поставила на него штамп и подала тебе. «Итак, Я . Вам категорически нельзя есть то самое блюдо — борщец. И спите подольше — в 7 часов утра, как некоторые, не вставайте. Вам нужен отдых. И ногу обязательно мыть каждую секунду. Вот и всё. До свидания».

    «До свидания!» — вежливо попрощалась ты с врачом и вышла из кабинета.

    конечно,я затупила с 1 вопросом, ну да ладно. тест обалденный

  10. И вот что получилось в результате:
    Ты подошла к входу в кабинет врача и осторожно постучались. Дверь открыла шикарная тётенька лет 50. Она внимательно смерила тебя взглядом и произнесла: «Проходите». Вы молча последовали за ней.

    Женщина села за компьютер и задумчиво спросила: «Так-с… На какое время Вы у меня записаны?» «На 15:45.» «Хорошо. А как ваше имя?» «симонова наталья юрьевна.» «симонова наталья юрьевна…» — она застучала пальцами по клавиатуре, напевая себе под нос: «срываешь башню пока срываю вишню…» Когда щёлканье клавиш стихло, врач посмотрела на тебя и задала очередной вопрос: «На что жалуетесь?» «Вот здесь болит», — указала ты на зуб. «Как долго?» «Дней 6 уже», — подумав, ответила ты. «Интересно… Расскажите-ка мне, а что Вы делали накануне того, как начало болеть?» «Нуу…», — ты задумалась, вспоминая тот день. — «Я проснулась, встала, позавтракала, а потом пошла в школу на новогодняя ночь , дискотека». «А подавали ли там что-нибудь съестное?» «Да, чай». «И Вы ели?» «Конечно! Так вкусно было!»

    «Понятно…» — женщина снова начала что-то печатать на компьютере. Потом она распечатала это на листе, поставила на него штамп и подала тебе. «Итак, симонова наталья юрьевна. Вам категорически нельзя есть то самое блюдо — чай. И спите подольше — в 6 часов утра, как некоторые, не вставайте. Вам нужен отдых. И зуб обязательно мыть раз в неделю. Вот и всё. До свидания».

    «До свидания!» — вежливо попрощалась ты с врачом и вышла из кабинета.
    Закрыть результат

  11. Ты подошла к входу в кабинет врача и осторожно постучались. Дверь открыла циничная тётенька лет 50. Она внимательно смерила тебя взглядом и произнесла: «Проходите». Вы молча последовали за ней.

    Женщина села за компьютер и задумчиво спросила: «Так-с… На какое время Вы у меня записаны?» «На 15:45.» «Хорошо. А как ваше имя?» «Черепашкина Женя.» «Черепашкина Женя…» — она застучала пальцами по клавиатуре, напевая себе под нос: «I’m a bad guy… duh!…» Когда щёлканье клавиш стихло, врач посмотрела на тебя и задала очередной вопрос: «На что жалуетесь?» «Вот здесь болит», — указала ты на левую булку. «Как долго?» «Дней 7 уже», — подумав, ответила ты. «Интересно… Расскажите-ка мне, а что Вы делали накануне того, как начало болеть?» «Нуу…», — ты задумалась, вспоминая тот день. — «Я проснулась, встала, позавтракала, а потом пошла в школу на смэрть». «А подавали ли там что-нибудь съестное?» «Да, собаку». «И Вы ели?» «Конечно! Так вкусно было!»

    «Понятно…» — женщина снова начала что-то печатать на компьютере. Потом она распечатала это на листе, поставила на него штамп и подала тебе. «Итак, Черепашкина Женя. Вам категорически нельзя есть то самое блюдо — собаку. И спите подольше — в 7 часов утра, как некоторые, не вставайте. Вам нужен отдых. И левую булку обязательно мыть раз в тысячелетие. Вот и всё. До свидания».

  12. И вот что получилось в результате:
    Ты подошла к входу в кабинет врача и осторожно постучались. Дверь открыла Молодая тётенька лет 50. Она внимательно смерила тебя взглядом и произнесла: «Проходите». Вы молча последовали за ней.

    Женщина села за компьютер и задумчиво спросила: «Так-с… На какое время Вы у меня записаны?» «На 15:45.» «Хорошо. А как ваше имя?» «Прокошина Екатерина.» «Прокошина Екатерина…» — она застучала пальцами по клавиатуре, напевая себе под нос: «Laramercy gang…» Когда щёлканье клавиш стихло, врач посмотрела на тебя и задала очередной вопрос: «На что жалуетесь?» «Вот здесь болит», — указала ты на Ногу. «Как долго?» «Дней 5 уже», — подумав, ответила ты. «Интересно… Расскажите-ка мне, а что Вы делали накануне того, как начало болеть?» «Нуу…», — ты задумалась, вспоминая тот день. — «Я проснулась, встала, позавтракала, а потом пошла в школу на Спектакль». «А подавали ли там что-нибудь съестное?» «Да, Яичницу». «И Вы ели?» «Конечно! Так вкусно было!»

    «Понятно…» — женщина снова начала что-то печатать на компьютере. Потом она распечатала это на листе, поставила на него штамп и подала тебе. «Итак, Прокошина Екатерина. Вам категорически нельзя есть то самое блюдо — Яичницу. И спите подольше — в 5 часов утра, как некоторые, не вставайте. Вам нужен отдых. И Ногу обязательно мыть Раз в неделю . Вот и всё. До свидания».

    «До свидания!» — вежливо попрощалась ты с врачом и вышла из кабинета.
    ——————————————————————————————————————————
    Молодая тётенька 50 лет… Оруууу! Прикольный тест, +3

  13. Ты подошла к входу в кабинет врача и осторожно постучались. Дверь открыла отчаянная тётенька лет 70. Она внимательно смерила тебя взглядом и произнесла: «Проходите». Вы молча последовали за ней.

    Женщина села за компьютер и задумчиво спросила: «Так-с… На какое время Вы у меня записаны?» «На 17:45.» «Хорошо. А как ваше имя?» «Lena Nothing.» «Lena Nothing…» — она застучала пальцами по клавиатуре, напевая себе под нос: «Не в силах слабости, а слабость наша безгранична…» Когда щёлканье клавиш стихло, врач посмотрела на тебя и задала очередной вопрос: «На что жалуетесь?» «Вот здесь болит», — указала ты на колено. «Как долго?» «Дней 7 уже», — подумав, ответила ты. «Интересно… Расскажите-ка мне, а что Вы делали накануне того, как начало болеть?» «Нуу…», — ты задумалась, вспоминая тот день. — «Я проснулась, встала, позавтракала, а потом пошла в школу на дискотеку». «А подавали ли там что-нибудь съестное?» «Да, шоколад». «И Вы ели?» «Конечно! Так вкусно было!»

    «Понятно…» — женщина снова начала что-то печатать на компьютере. Потом она распечатала это на листе, поставила на него штамп и подала тебе. «Итак, Lena Nothing. Вам категорически нельзя есть то самое блюдо — шоколад. И спите подольше — в 7 часов утра, как некоторые, не вставайте. Вам нужен отдых. И колено обязательно мыть никогда. Вот и всё. До свидания».

    «До свидания!» — вежливо попрощалась ты с врачом и вышла из кабинета.

    Класс!

  14. Ты подошла к входу в кабинет врача и осторожно постучались. Дверь открыла отчаянная тётенька лет 70. Она внимательно смерила тебя взглядом и произнесла: «Проходите». Вы молча последовали за ней.

    Женщина села за компьютер и задумчиво спросила: «Так-с… На какое время Вы у меня записаны?» «На 17:45.» «Хорошо. А как ваше имя?» «Lena Nothing.» «Lena Nothing…» — она застучала пальцами по клавиатуре, напевая себе под нос: «Не в силах слабости, а слабость наша безгранична…» Когда щёлканье клавиш стихло, врач посмотрела на тебя и задала очередной вопрос: «На что жалуетесь?» «Вот здесь болит», — указала ты на колено. «Как долго?» «Дней 7 уже», — подумав, ответила ты. «Интересно… Расскажите-ка мне, а что Вы делали накануне того, как начало болеть?» «Нуу…», — ты задумалась, вспоминая тот день. — «Я проснулась, встала, позавтракала, а потом пошла в школу на дискотеку». «А подавали ли там что-нибудь съестное?» «Да, шоколад». «И Вы ели?» «Конечно! Так вкусно было!»

    «Понятно…» — женщина снова начала что-то печатать на компьютере. Потом она распечатала это на листе, поставила на него штамп и подала тебе. «Итак, Lena Nothing. Вам категорически нельзя есть то самое блюдо — шоколад. И спите подольше — в 7 часов утра, как некоторые, не вставайте. Вам нужен отдых. И колено обязательно мыть никогда. Вот и всё. До свидания».

    «До свидания!» — вежливо попрощалась ты с врачом и вышла из кабинета.

  15. Ты подошла к входу в кабинет врача и осторожно постучались. Дверь открыла Радостная тётенька лет 50. Она внимательно смерила тебя взглядом и произнесла: «Проходите». Вы молча последовали за ней.

    Женщина села за компьютер и задумчиво спросила: «Так-с… На какое время Вы у меня записаны?» «На 15:45.» «Хорошо. А как ваше имя?» «Римма Ященко.» «Римма Ященко…» — она застучала пальцами по клавиатуре, напевая себе под нос: «В степи пылает костерок…» Когда щёлканье клавиш стихло, врач посмотрела на тебя и задала очередной вопрос: «На что жалуетесь?» «Вот здесь болит», — указала ты на лоб. «Как долго?» «Дней 4 уже», — подумав, ответила ты. «Интересно… Расскажите-ка мне, а что Вы делали накануне того, как начало болеть?» «Нуу…», — ты задумалась, вспоминая тот день. — «Я проснулась, встала, позавтракала, а потом пошла в школу на концерт». «А подавали ли там что-нибудь съестное?» «Да, бутерброд». «И Вы ели?» «Конечно! Так вкусно было!»

    «Понятно…» — женщина снова начала что-то печатать на компьютере. Потом она распечатала это на листе, поставила на него штамп и подала тебе. «Итак, Римма Ященко. Вам категорически нельзя есть то самое блюдо — бутерброд. И спите подольше — в 4 часов утра, как некоторые, не вставайте. Вам нужен отдых. И лоб обязательно мыть никогда. Вот и всё. До свидания».

    «До свидания!» — вежливо попрощалась ты с врачом и вышла из кабинета

  16. Хах, тогда, когда я упала на подбородок, я не пришла к врачу и не сказала, что у меня «Здесь болит» У меня после этого падения шрам остался.
    Эхх, жаль, рагу с нутом и груши мне запрещены :(
    Но мне понравилось, 3

  17. Ты подошла к входу в кабинет врача и осторожно постучались. Дверь открыла отчаянная тётенька лет 70. Она внимательно смерила тебя взглядом и произнесла: «Проходите». Вы молча последовали за ней.

    Женщина села за компьютер и задумчиво спросила: «Так-с… На какое время Вы у меня записаны?» «На 17:45.» «Хорошо. А как ваше имя?» «Васисуалий Лоханкин.» «Васисуалий Лоханкин…» — она застучала пальцами по клавиатуре, напевая себе под нос: «мы ещё живы…» Когда щёлканье клавиш стихло, врач посмотрела на тебя и задала очередной вопрос: «На что жалуетесь?» «Вот здесь болит», — указала ты на колено. «Как долго?» «Дней 18 уже», — подумав, ответила ты. «Интересно… Расскажите-ка мне, а что Вы делали накануне того, как начало болеть?» «Нуу…», — ты задумалась, вспоминая тот день. — «Я проснулась, встала, позавтракала, а потом пошла в школу на драку». «А подавали ли там что-нибудь съестное?» «Да, мясо». «И Вы ели?» «Конечно! Так вкусно было!»

    «Понятно…» — женщина снова начала что-то печатать на компьютере. Потом она распечатала это на листе, поставила на него штамп и подала тебе. «Итак, Васисуалий Лоханкин. Вам категорически нельзя есть то самое блюдо — мясо. И спите подольше — в 18 часов утра, как некоторые, не вставайте. Вам нужен отдых. И колено обязательно мыть никогда. Вот и всё. До свидания».

    «До свидания!» — вежливо попрощалась ты с врачом и вышла из кабинета.
    Вы уже голосовали за этот тест.

  18. «А подавали ли там что-нибудь съестное?» «Да, воздух». «И Вы ели?» «Конечно! Так вкусно было!»
    мощно, ничего не скажешь.
    «Вам категорически нельзя есть то самое блюдо — воздух. И спите подольше — в 6 часов утра, как некоторые, не вставайте. Вам нужен отдых. И руку обязательно мыть никогда. Вот и всё. До свидания».
    bruh.

  19. Ты подошла к входу в кабинет врача и осторожно постучались. Дверь открыла печальная тётенька лет 70. Она внимательно смерила тебя взглядом и произнесла: «Проходите». Вы молча последовали за ней.

    Женщина села за компьютер и задумчиво спросила: «Так-с… На какое время Вы у меня записаны?» «На 17:45.» «Хорошо. А как ваше имя?» «Iris7.» «Iris7…» — она застучала пальцами по клавиатуре, напевая себе под нос: «I am the blood!…» Когда щёлканье клавиш стихло, врач посмотрела на тебя и задала очередной вопрос: «На что жалуетесь?» «Вот здесь болит», — указала ты на палец. «Как долго?» «Дней 5 уже», — подумав, ответила ты. «Интересно… Расскажите-ка мне, а что Вы делали накануне того, как начало болеть?» «Нуу…», — ты задумалась, вспоминая тот день. — «Я проснулась, встала, позавтракала, а потом пошла в школу на нудный праздник». «А подавали ли там что-нибудь съестное?» «Да, пиццу». «И Вы ели?» «Конечно! Так вкусно было!»

    «Понятно…» — женщина снова начала что-то печатать на компьютере. Потом она распечатала это на листе, поставила на него штамп и подала тебе. «Итак, Iris7. Вам категорически нельзя есть то самое блюдо — пиццу. И спите подольше — в 5 часов утра, как некоторые, не вставайте. Вам нужен отдых. И палец обязательно мыть никогда. Вот и всё. До свидания».

    «До свидания!» — вежливо попрощалась ты с врачом и вышла из кабинета.
    ________________________________________

    Вышло прикольно, но не есть пиццу — это ад.

  20. И вот что получилось в результате:
    Ты подошла к входу в кабинет врача и осторожно постучались. Дверь открыла крутая тётенька лет 50. Она внимательно смерила тебя взглядом и произнесла: «Проходите». Вы молча последовали за ней.

    Женщина села за компьютер и задумчиво спросила: «Так-с… На какое время Вы у меня записаны?» «На 15:45.» «Хорошо. А как ваше имя?» «Островский Лев.» «Островский Лев…» — она застучала пальцами по клавиатуре, напевая себе под нос: «огонь на поражение!…» Когда щёлканье клавиш стихло, врач посмотрела на тебя и задала очередной вопрос: «На что жалуетесь?» «Вот здесь болит», — указала ты на палец. «Как долго?» «Дней 5 уже», — подумав, ответила ты. «Интересно… Расскажите-ка мне, а что Вы делали накануне того, как начало болеть?» «Нуу…», — ты задумалась, вспоминая тот день. — «Я проснулась, встала, позавтракала, а потом пошла в школу на дискотеку века!». «А подавали ли там что-нибудь съестное?» «Да, мясо! ». «МЯСО? НА ЗАВТРАК? ну вы блин даёте! И Вы ели?» «Конечно! Так вкусно было!»

    «Понятно…» — женщина снова начала что-то печатать на компьютере. Потом она распечатала это на листе, поставила на него штамп и подала тебе. «Итак, Островский Лев. Вам категорически нельзя есть то самое блюдо — мясо!. И спите подольше — в 5 часов утра, как некоторые, не вставайте. Вам нужен отдых. И палец обязательно мыть раз в неделю. Вот и всё. До свидания».

    «До свидания!» — вежливо попрощалась ты с врачом и вышла из кабинета.
    лол

  21. Что значит нельзя есть чай? И я пошла в школу на каникулы?

  22. Ты подошла к входу в кабинет врача и осторожно постучались. Дверь открыла спокойная тётенька лет 60. Она внимательно смерила тебя взглядом и произнесла: «Проходите». Вы молча последовали за ней.

    Женщина села за компьютер и задумчиво спросила: «Так-с… На какое время Вы у меня записаны?» «На 16:45.» «Хорошо. А как ваше имя?» «Эмилия Куан.» «Эмилия Куан…» — она застучала пальцами по клавиатуре, напевая себе под нос: «you make me feel ifinsible!…» Когда щёлканье клавиш стихло, врач посмотрела на тебя и задала очередной вопрос: «На что жалуетесь?» «Вот здесь болит», — указала ты на запястье. «Как долго?» «Дней 6 уже», — подумав, ответила ты. «Интересно… Расскажите-ка мне, а что Вы делали накануне того, как начало болеть?» «Нуу…», — ты задумалась, вспоминая тот день. — «Я проснулась, встала, позавтракала, а потом пошла в школу на нифигаааааааааа». «А подавали ли там что-нибудь съестное?» «Да, суп». «И Вы ели?» «Конечно! Так вкусно было!»

    «Понятно…» — женщина снова начала что-то печатать на компьютере. Потом она распечатала это на листе, поставила на него штамп и подала тебе. «Итак, Эмилия Куан. Вам категорически нельзя есть то самое блюдо — суп. И спите подольше — в 6 часов утра, как некоторые, не вставайте. Вам нужен отдых. И запястье обязательно мыть раз в две недели. Вот и всё. До свидания».

    «До свидания!» — вежливо попрощалась ты с врачом и вышла из кабинета.

  23. Ты подошла к входу в кабинет врача и осторожно постучались. Дверь открыла дружелюбная тётенька лет 40. Она внимательно смерила тебя взглядом и произнесла: «Проходите». Вы молча последовали за ней.

    Женщина села за компьютер и задумчиво спросила: «Так-с… На какое время Вы у меня записаны?» «На 14:45.» «Хорошо. А как ваше имя?» «Данилова Вика.» «Данилова Вика…» — она застучала пальцами по клавиатуре, напевая себе под нос: «Take on me. Take on me! Take me on. Take on me!…» Когда щёлканье клавиш стихло, врач посмотрела на тебя и задала очередной вопрос: «На что жалуетесь?» «Вот здесь болит», — указала ты на голову. «Как долго?» «Дней 5-6 уже», — подумав, ответила ты. «Интересно… Расскажите-ка мне, а что Вы делали накануне того, как начало болеть?» «Нуу…», — ты задумалась, вспоминая тот день. — «Я проснулась, встала, позавтракала, а потом пошла в школу на переменааа!». «А подавали ли там что-нибудь съестное?» «Да, кашу.(». «И Вы ели?» «Конечно! Так вкусно было!»

    «Понятно…» — женщина снова начала что-то печатать на компьютере. Потом она распечатала это на листе, поставила на него штамп и подала тебе. «Итак, Данилова Вика. Вам категорически нельзя есть то самое блюдо — кашу.(. И спите подольше — в 5-6 часов утра, как некоторые, не вставайте. Вам нужен отдых. И голову обязательно мыть 1-2 в неделю. Вот и всё. До свидания».

    «До свидания!» — вежливо попрощалась ты с врачом и вышла из кабинета.

  24. Ты подошла к входу в кабинет врача и осторожно постучались. Дверь открыла весёлая, смелая тётенька лет 50. Она внимательно смерила тебя взглядом и произнесла: «Проходите». Вы молча последовали за ней.

    Женщина села за компьютер и задумчиво спросила: «Так-с… На какое время Вы у меня записаны?» «На 15:45.» «Хорошо. А как ваше имя?» «Анна.» «Анна…» — она застучала пальцами по клавиатуре, напевая себе под нос: «Закрой глаза, все постепенно……» Когда щёлканье клавиш стихло, врач посмотрела на тебя и задала очередной вопрос: «На что жалуетесь?» «Вот здесь болит», — указала ты на палец. «Как долго?» «Дней семь уже», — подумав, ответила ты. «Интересно… Расскажите-ка мне, а что Вы делали накануне того, как начало болеть?» «Нуу…», — ты задумалась, вспоминая тот день. — «Я проснулась, встала, позавтракала, а потом пошла в школу на бал😊». «А подавали ли там что-нибудь съестное?» «Да, яичницу». «И Вы ели?» «Конечно! Так вкусно было!»

    «Понятно…» — женщина снова начала что-то печатать на компьютере. Потом она распечатала это на листе, поставила на него штамп и подала тебе. «Итак, Анна. Вам категорически нельзя есть то самое блюдо — яичницу. И спите подольше — в семь часов утра, как некоторые, не вставайте. Вам нужен отдых. И палец обязательно мыть раз в сто лет:)). Вот и всё. До свидания».

    «До свидания!» — вежливо попрощалась ты с врачом и вышла из кабинета.

  25. Ты подошла к входу в кабинет врача и осторожно постучались. Дверь открыла гейская тётенька лет 685454578545678974567870. Она внимательно смерила тебя взглядом и произнесла: «Проходите». Вы молча последовали за ней.

    Женщина села за компьютер и задумчиво спросила: «Так-с… На какое время Вы у меня записаны?» «На 168545457854567897456787:45.» «Хорошо. А как ваше имя?» «Зубенко Михаил Петрович.» «Зубенко Михаил Петрович…» — она застучала пальцами по клавиатуре, напевая себе под нос: «трудно решить, умереть тебе иль жить…» Когда щёлканье клавиш стихло, врач посмотрела на тебя и задала очередной вопрос: «На что жалуетесь?» «Вот здесь болит», — указала ты на бровь. «Как долго?» «Дней 7 уже», — подумав, ответила ты. «Интересно… Расскажите-ка мне, а что Вы делали накануне того, как начало болеть?» «Нуу…», — ты задумалась, вспоминая тот день. — «Я проснулась, встала, позавтракала, а потом пошла в школу на крестовый поход на физичку». «А подавали ли там что-нибудь съестное?» «Да, черную икру». «И Вы ели?» «Конечно! Так вкусно было!»

    «Понятно…» — женщина снова начала что-то печатать на компьютере. Потом она распечатала это на листе, поставила на него штамп и подала тебе. «Итак, Зубенко Михаил Петрович. Вам категорически нельзя есть то самое блюдо — черную икру. И спите подольше — в 7 часов утра, как некоторые, не вставайте. Вам нужен отдых. И бровь обязательно мыть каждые 300 лет. Вот и всё. До свидания».

    «До свидания!» — вежливо попрощалась ты с врачом и вышла из кабинета.

    Лол +3

  26. Ты подошла к входу в кабинет врача и осторожно постучались. Дверь открыла открытая тётенька лет 70. Она внимательно смерила тебя взглядом и произнесла: «Проходите». Вы молча последовали за ней.

    Женщина села за компьютер и задумчиво спросила: «Так-с… На какое время Вы у меня записаны?» «На 17:45.» «Хорошо. А как ваше имя?» «Кагами Эми.» «Кагами Эми…» — она застучала пальцами по клавиатуре, напевая себе под нос: «ДЖЕНОСАЙД ЭНД ДЖЕНОСАЙД УУ…» Когда щёлканье клавиш стихло, врач посмотрела на тебя и задала очередной вопрос: «На что жалуетесь?» «Вот здесь болит», — указала ты на ногу. «Как долго?» «Дней 5 уже», — подумав, ответила ты. «Интересно… Расскажите-ка мне, а что Вы делали накануне того, как начало болеть?» «Нуу…», — ты задумалась, вспоминая тот день. — «Я проснулась, встала, позавтракала, а потом пошла в школу на концерт». «А подавали ли там что-нибудь съестное?» «Да, яичницу». «И Вы ели?» «Конечно! Так вкусно было!»

    «Понятно…» — женщина снова начала что-то печатать на компьютере. Потом она распечатала это на листе, поставила на него штамп и подала тебе. «Итак, Кагами Эми. Вам категорически нельзя есть то самое блюдо — яичницу. И спите подольше — в 5 часов утра, как некоторые, не вставайте. Вам нужен отдых. И ногу обязательно мыть раз в месяц. Вот и всё. До свидания».

    «До свидания!» — вежливо попрощалась ты с врачом и вышла из кабинета.

  27. Ты подошла к входу в кабинет врача и осторожно постучались. Дверь открыла странная тётенька лет 40. Она внимательно смерила тебя взглядом и произнесла: «Проходите». Вы молча последовали за ней.

    Женщина села за компьютер и задумчиво спросила: «Так-с… На какое время Вы у меня записаны?» «На 14:45.» «Хорошо. А как ваше имя?» «билли айлиш.» «билли айлиш…» — она застучала пальцами по клавиатуре, напевая себе под нос: «наступаю на стекло, прокалываю язык, хороню друго пытаюсь проснуться…» Когда щёлканье клавиш стихло, врач посмотрела на тебя и задала очередной вопрос: «На что жалуетесь?» «Вот здесь болит», — указала ты на палец. «Как долго?» «Дней 6 уже», — подумав, ответила ты. «Интересно… Расскажите-ка мне, а что Вы делали накануне того, как начало болеть?» «Нуу…», — ты задумалась, вспоминая тот день. — «Я проснулась, встала, позавтракала, а потом пошла в школу на елку». «А подавали ли там что-нибудь съестное?» «Да, хлеб с маслом». «И Вы ели?» «Конечно! Так вкусно было!»

    «Понятно…» — женщина снова начала что-то печатать на компьютере. Потом она распечатала это на листе, поставила на него штамп и подала тебе. «Итак, билли айлиш. Вам категорически нельзя есть то самое блюдо — хлеб с маслом. И спите подольше — в 6 часов утра, как некоторые, не вставайте. Вам нужен отдых. И палец обязательно мыть раз в неделю. Вот и всё. До свидания».

    «До свидания!» — вежливо попрощалась ты с врачом и вышла из кабинета.

  28. Ты подошла к входу в кабинет врача и осторожно постучались. Дверь открыла Заботливая тётенька лет 60. Она внимательно смерила тебя взглядом и произнесла: «Проходите». Вы молча последовали за ней.

    Женщина села за компьютер и задумчиво спросила: «Так-с… На какое время Вы у меня записаны?» «На 16:45.» «Хорошо. А как ваше имя?» «Елена Комар.» «Елена Комар…» — она застучала пальцами по клавиатуре, напевая себе под нос: «Я весёлый банан…» Когда щёлканье клавиш стихло, врач посмотрела на тебя и задала очередной вопрос: «На что жалуетесь?» «Вот здесь болит», — указала ты на Пальчик. «Как долго?» «Дней 7 уже», — подумав, ответила ты. «Интересно… Расскажите-ка мне, а что Вы делали накануне того, как начало болеть?» «Нуу…», — ты задумалась, вспоминая тот день. — «Я проснулась, встала, позавтракала, а потом пошла в школу на Чаепитие». «А подавали ли там что-нибудь съестное?» «Да, Блинчики». «И Вы ели?» «Конечно! Так вкусно было!»

    «Понятно…» — женщина снова начала что-то печатать на компьютере. Потом она распечатала это на листе, поставила на него штамп и подала тебе. «Итак, Елена Комар. Вам категорически нельзя есть то самое блюдо — Блинчики. И спите подольше — в 7 часов утра, как некоторые, не вставайте. Вам нужен отдых. И Пальчик обязательно мыть Каждый час. Вот и всё. До свидания».

    «До свидания!» — вежливо попрощалась ты с врачом и вышла из кабинета.

  29. Ты подошла к входу в кабинет врача и осторожно постучались. Дверь открыла умная тётенька лет 50. Она внимательно смерила тебя взглядом и произнесла: «Проходите». Вы молча последовали за ней.

    Женщина села за компьютер и задумчиво спросила: «Так-с… На какое время Вы у меня записаны?» «На 15:45.» «Хорошо. А как ваше имя?» «Зубенко Михаил.» «Зубенко Михаил…» — она застучала пальцами по клавиатуре, напевая себе под нос: «Твои слова водица, так не годится. Ты разводил умело, но я не хотела разводиться!…» Когда щёлканье клавиш стихло, врач посмотрела на тебя и задала очередной вопрос: «На что жалуетесь?» «Вот здесь болит», — указала ты на руку. «Как долго?» «Дней 6 уже», — подумав, ответила ты. «Интересно… Расскажите-ка мне, а что Вы делали накануне того, как начало болеть?» «Нуу…», — ты задумалась, вспоминая тот день. — «Я проснулась, встала, позавтракала, а потом пошла в школу на дискотеку». «А подавали ли там что-нибудь съестное?» «Да, хлопья». «И Вы ели?» «Конечно! Так вкусно было!»

    «Понятно…» — женщина снова начала что-то печатать на компьютере. Потом она распечатала это на листе, поставила на него штамп и подала тебе. «Итак, Зубенко Михаил. Вам категорически нельзя есть то самое блюдо — хлопья. И спите подольше — в 6 часов утра, как некоторые, не вставайте. Вам нужен отдых. И руку обязательно мыть не очень часто. Вот и всё. До свидания».

    «До свидания!» — вежливо попрощалась ты с врачом и вышла из кабинета.
    Не очень смешно

  30. Ты подошла к входу в кабинет врача и осторожно постучались. Дверь открыла Страшная тётенька лет 60. Она внимательно смерила тебя взглядом и произнесла: «Проходите». Вы молча последовали за ней.

    Женщина села за компьютер и задумчиво спросила: «Так-с… На какое время Вы у меня записаны?» «На 16:45.» «Хорошо. А как ваше имя?» « София Ситникова .» « София Ситникова …» — она застучала пальцами по клавиатуре, напевая себе под нос: «Умри я оно ха ха …» Когда щёлканье клавиш стихло, врач посмотрела на тебя и задала очередной вопрос: «На что жалуетесь?» «Вот здесь болит», — указала ты на Шею И руку . «Как долго?» «Дней 11 уже», — подумав, ответила ты. «Интересно… Расскажите-ка мне, а что Вы делали накануне того, как начало болеть?» «Нуу…», — ты задумалась, вспоминая тот день. — «Я проснулась, встала, позавтракала, а потом пошла в школу на Спектакль ». «А подавали ли там что-нибудь съестное?» «Да, Кровь ». «И Вы ели?» «Конечно! Так вкусно было!»

    «Понятно…» — женщина снова начала что-то печатать на компьютере. Потом она распечатала это на листе, поставила на него штамп и подала тебе. «Итак, София Ситникова . Вам категорически нельзя есть то самое блюдо — Кровь . И спите подольше — в 11 часов утра, как некоторые, не вставайте. Вам нужен отдых. И Шею И руку обязательно мыть Раз в век . Вот и всё. До свидания».

    «До свидания!» — вежливо попрощалась ты с врачом и вышла из кабинета.
    И после того как вы прочитали это вы будете ……. (вставьте слово)

  31. Ты подошла к входу в кабинет врача и осторожно постучались. Дверь открыла аристократичная тётенька лет 40. Она внимательно смерила тебя взглядом и произнесла: «Проходите». Вы молча последовали за ней.

    Женщина села за компьютер и задумчиво спросила: «Так-с… На какое время Вы у меня записаны?» «На 14:45.» «Хорошо. А как ваше имя?» «Игнатьева Екатерина.» «Игнатьева Екатерина…» — она застучала пальцами по клавиатуре, напевая себе под нос: «Уезжаешь не спать, уезжаешь и пусть…» Когда щёлканье клавиш стихло, врач посмотрела на тебя и задала очередной вопрос: «На что жалуетесь?» «Вот здесь болит», — указала ты на голову. «Как долго?» «Дней 6 уже», — подумав, ответила ты. «Интересно… Расскажите-ка мне, а что Вы делали накануне того, как начало болеть?» «Нуу…», — ты задумалась, вспоминая тот день. — «Я проснулась, встала, позавтракала, а потом пошла в школу на дискотеку и чаепитие». «А подавали ли там что-нибудь съестное?» «Да, бутеброд». «И Вы ели?» «Конечно! Так вкусно было!»

    «Понятно…» — женщина снова начала что-то печатать на компьютере. Потом она распечатала это на листе, поставила на него штамп и подала тебе. «Итак, Игнатьева Екатерина. Вам категорически нельзя есть то самое блюдо — бутеброд. И спите подольше — в 6 часов утра, как некоторые, не вставайте. Вам нужен отдых. И голову обязательно мыть почти никогда. Вот и всё. До свидания».

    «До свидания!» — вежливо попрощалась ты с врачом и вышла из кабинета.

  32. Ты подошла к входу в кабинет врача и осторожно постучались. Дверь открыла Замкнутая тётенька лет 40. Она внимательно смерила тебя взглядом и произнесла: «Проходите». Вы молча последовали за ней.

    Женщина села за компьютер и задумчиво спросила: «Так-с… На какое время Вы у меня записаны?» «На 14:45.» «Хорошо. А как ваше имя?» «Руденко Алиса.» «Руденко Алиса…» — она застучала пальцами по клавиатуре, напевая себе под нос: «Грязный педофил, одойди от меня, мне всего 8 лет, не причиняйй ребёну вред!…» Когда щёлканье клавиш стихло, врач посмотрела на тебя и задала очередной вопрос: «На что жалуетесь?» «Вот здесь болит», — указала ты на палец. «Как долго?» «Дней 4-5 уже», — подумав, ответила ты. «Интересно… Расскажите-ка мне, а что Вы делали накануне того, как начало болеть?» «Нуу…», — ты задумалась, вспоминая тот день. — «Я проснулась, встала, позавтракала, а потом пошла в школу на представление». «А подавали ли там что-нибудь съестное?» «Да, гренки». «И Вы ели?» «Конечно! Так вкусно было!»

    «Понятно…» — женщина снова начала что-то печатать на компьютере. Потом она распечатала это на листе, поставила на него штамп и подала тебе. «Итак, Руденко Алиса. Вам категорически нельзя есть то самое блюдо — гренки. И спите подольше — в 4-5 часов утра, как некоторые, не вставайте. Вам нужен отдых. И палец обязательно мыть раз в месяц. Вот и всё. До свидания».

    «До свидания!» — вежливо попрощалась ты с врачом и вышла из кабинета.
    Ну и хорошо, я как-раз не люблю гренки Оч смешно, у тебя очень классные тесты! +3 и ещё с плюсом!

  33. Ты подошла к входу в кабинет врача и осторожно постучались. Дверь открыла Умная тётенька лет 50. Она внимательно смерила тебя взглядом и произнесла: «Проходите». Вы молча последовали за ней.

    Женщина села за компьютер и задумчиво спросила: «Так-с… На какое время Вы у меня записаны?» «На 15:45.» «Хорошо. А как ваше имя?» «Александра Лис.» «Александра Лис…» — она застучала пальцами по клавиатуре, напевая себе под нос: «Mayday mayday, the ship is slowly sinking …» Когда щёлканье клавиш стихло, врач посмотрела на тебя и задала очередной вопрос: «На что жалуетесь?» «Вот здесь болит», — указала ты на Нос. «Как долго?» «Дней 7 уже», — подумав, ответила ты. «Интересно… Расскажите-ка мне, а что Вы делали накануне того, как начало болеть?» «Нуу…», — ты задумалась, вспоминая тот день. — «Я проснулась, встала, позавтракала, а потом пошла в школу на Выступление ». «А подавали ли там что-нибудь съестное?» «Да, Чай». «И Вы ели?» «Конечно! Так вкусно было!»

    «Понятно…» — женщина снова начала что-то печатать на компьютере. Потом она распечатала это на листе, поставила на него штамп и подала тебе. «Итак, Александра Лис. Вам категорически нельзя есть то самое блюдо — Чай. И спите подольше — в 7 часов утра, как некоторые, не вставайте. Вам нужен отдых. И Нос обязательно мыть Раз в полгода . Вот и всё. До свидания».

    «До свидания!» — вежливо попрощалась ты с врачом и вышла из кабинета

  34. Ты подошла к входу в кабинет врача и осторожно постучались. Дверь открыла милая тётенька лет 70. Она внимательно смерила тебя взглядом и произнесла: «Проходите». Вы молча последовали за ней.

    Женщина села за компьютер и задумчиво спросила: «Так-с… На какое время Вы у меня записаны?» «На 17:45.» «Хорошо. А как ваше имя?» «Прусенко Эвелина.» «Прусенко Эвелина…» — она застучала пальцами по клавиатуре, напевая себе под нос: «Давай мы, давай с тобой уйдём после отбоя и не будем возвращаться,…» Когда щёлканье клавиш стихло, врач посмотрела на тебя и задала очередной вопрос: «На что жалуетесь?» «Вот здесь болит», — указала ты на голову. «Как долго?» «Дней 6 уже», — подумав, ответила ты. «Интересно… Расскажите-ка мне, а что Вы делали накануне того, как начало болеть?» «Нуу…», — ты задумалась, вспоминая тот день. — «Я проснулась, встала, позавтракала, а потом пошла в школу на дискотеку». «А подавали ли там что-нибудь съестное?» «Да, бутерброды». «И Вы ели?» «Конечно! Так вкусно было!»

    «Понятно…» — женщина снова начала что-то печатать на компьютере. Потом она распечатала это на листе, поставила на него штамп и подала тебе. «Итак, Прусенко Эвелина. Вам категорически нельзя есть то самое блюдо — бутерброды. И спите подольше — в 6 часов утра, как некоторые, не вставайте. Вам нужен отдых. И голову обязательно мыть никогда:). Вот и всё. До свидания».

    «До свидания!» — вежливо попрощалась ты с врачом и вышла из кабинета.
    —————————————
    Ну вот, а мне врач посоветовал никогда голову не мыть. И как без бутербродиков жить

  35. Ты подошла к входу в кабинет врача и осторожно постучались. Дверь открыла Умная тётенька лет 50. Она внимательно смерила тебя взглядом и произнесла: «Проходите». Вы молча последовали за ней.

    Женщина села за компьютер и задумчиво спросила: «Так-с… На какое время Вы у меня записаны?» «На 15:45.» «Хорошо. А как ваше имя?» «Емец Анастасия .» «Емец Анастасия …» — она застучала пальцами по клавиатуре, напевая себе под нос: «Don’t let me down! …» Когда щёлканье клавиш стихло, врач посмотрела на тебя и задала очередной вопрос: «На что жалуетесь?» «Вот здесь болит», — указала ты на Колено. «Как долго?» «Дней 7 уже», — подумав, ответила ты. «Интересно… Расскажите-ка мне, а что Вы делали накануне того, как начало болеть?» «Нуу…», — ты задумалась, вспоминая тот день. — «Я проснулась, встала, позавтракала, а потом пошла в школу на Дикотеку». «А подавали ли там что-нибудь съестное?» «Да, Творог». «И Вы ели?» «Конечно! Так вкусно было!»

    «Понятно…» — женщина снова начала что-то печатать на компьютере. Потом она распечатала это на листе, поставила на него штамп и подала тебе. «Итак, Емец Анастасия . Вам категорически нельзя есть то самое блюдо — Творог. И спите подольше — в 7 часов утра, как некоторые, не вставайте. Вам нужен отдых. И Колено обязательно мыть Раз в неделю . Вот и всё. До свидания».

    «До свидания!» — вежливо попрощалась ты с врачом и вышла из кабинета.

  36. Ты подошла к входу в кабинет врача и осторожно постучались. Дверь открыла заботливая тётенька лет 40. Она внимательно смерила тебя взглядом и произнесла: «Проходите». Вы молча последовали за ней.

    Женщина села за компьютер и задумчиво спросила: «Так-с… На какое время Вы у меня записаны?» «На 14:45.» «Хорошо. А как ваше имя?» «Аполинария Ослинарианая.» «Аполинария Ослинарианая…» — она застучала пальцами по клавиатуре, напевая себе под нос: «They say, «Oh my god, I see the way you shine…» Когда щёлканье клавиш стихло, врач посмотрела на тебя и задала очередной вопрос: «На что жалуетесь?» «Вот здесь болит», — указала ты на руку. «Как долго?» «Дней 6 уже», — подумав, ответила ты. «Интересно… Расскажите-ка мне, а что Вы делали накануне того, как начало болеть?» «Нуу…», — ты задумалась, вспоминая тот день. — «Я проснулась, встала, позавтракала, а потом пошла в школу на дискотеку». «А подавали ли там что-нибудь съестное?» «Да, бутерброды». «И Вы ели?» «Конечно! Так вкусно было!»

    «Понятно…» — женщина снова начала что-то печатать на компьютере. Потом она распечатала это на листе, поставила на него штамп и подала тебе. «Итак, Аполинария Ослинарианая. Вам категорически нельзя есть то самое блюдо — бутерброды. И спите подольше — в 6 часов утра, как некоторые, не вставайте. Вам нужен отдых. И руку обязательно мыть два раза в три месяца. Вот и всё. До свидания».

    «До свидания!» — вежливо попрощалась ты с врачом и вышла из кабинета.
    не есть бутеры? +3

  37. Ты подошла к входу в кабинет врача и осторожно постучались. Дверь открыла Независимая тётенька лет 50. Она внимательно смерила тебя взглядом и произнесла: «Проходите». Вы молча последовали за ней.

    Женщина села за компьютер и задумчиво спросила: «Так-с… На какое время Вы у меня записаны?» «На 15:45.» «Хорошо. А как ваше имя?» «Камшилова Вика.» «Камшилова Вика…» — она застучала пальцами по клавиатуре, напевая себе под нос: «И своей искрой в наш костер добавь огня! Добавь огня-а!…» Когда щёлканье клавиш стихло, врач посмотрела на тебя и задала очередной вопрос: «На что жалуетесь?» «Вот здесь болит», — указала ты на Ногу. «Как долго?» «Дней 5-6 уже», — подумав, ответила ты. «Интересно… Расскажите-ка мне, а что Вы делали накануне того, как начало болеть?» «Нуу…», — ты задумалась, вспоминая тот день. — «Я проснулась, встала, позавтракала, а потом пошла в школу на Квест от старшеклассников». «А подавали ли там что-нибудь съестное?» «Да, Молоко с чокопйками». «И Вы ели?» «Конечно! Так вкусно было!»

    «Понятно…» — женщина снова начала что-то печатать на компьютере. Потом она распечатала это на листе, поставила на него штамп и подала тебе. «Итак, Камшилова Вика. Вам категорически нельзя есть то самое блюдо — Молоко с чокопйками. И спите подольше — в 5-6 часов утра, как некоторые, не вставайте. Вам нужен отдых. И Ногу обязательно мыть Раз в месяц, но это как получится. Вот и всё. До свидания».

    «До свидания!» — вежливо попрощалась ты с врачом и вышла из кабинета.

    3+, но… Как я без молока с чокопйками?!

  38. Не пить чай с бутербродами?..
    Что за жизнь!
    +3

  39. Ты подошла к входу в кабинет врача и осторожно постучались. Дверь открыла чистоплотная тётенька лет 60. Она внимательно смерила тебя взглядом и произнесла: «Проходите». Вы молча последовали за ней.

    Женщина села за компьютер и задумчиво спросила: «Так-с… На какое время Вы у меня записаны?» «На 16:45.» «Хорошо. А как ваше имя?» «Новогуша Котеирова.» «Новогуша Котеирова…» — она застучала пальцами по клавиатуре, напевая себе под нос: «I’m like TT, just like TT…» Когда щёлканье клавиш стихло, врач посмотрела на тебя и задала очередной вопрос: «На что жалуетесь?» «Вот здесь болит», — указала ты на ногу. «Как долго?» «Дней 6 уже», — подумав, ответила ты. «Интересно… Расскажите-ка мне, а что Вы делали накануне того, как начало болеть?» «Нуу…», — ты задумалась, вспоминая тот день. — «Я проснулась, встала, позавтракала, а потом пошла в школу на просто ведут на ёлку». «А подавали ли там что-нибудь съестное?» «Да, чай». «И Вы ели?» «Конечно! Так вкусно было!»

    «Понятно…» — женщина снова начала что-то печатать на компьютере. Потом она распечатала это на листе, поставила на него штамп и подала тебе. «Итак, Новогуша Котеирова. Вам категорически нельзя есть то самое блюдо — чай. И спите подольше — в 6 часов утра, как некоторые, не вставайте. Вам нужен отдых. И ногу обязательно мыть раз в стопицот лет. Вот и всё. До свидания».

    «До свидания!» — вежливо попрощалась ты с врачом и вышла из кабинета.

    как говорил Илон Маск — хаха офигенно

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

:smile: :sad: :joytears: :hearteyes: :cry: :rolleyes: :shy: :angel: :lol: :cool: :tongue: :wink: :mad:

Back to top button